Властелин колец оскар

— Не называй его имени! — сказал Гэндальф, и на мгновение показалось, что облачко боли прошло по его лицу. Он сидел молча и выглядел древним, как смерть.— Я долго падал,— произнёс он наконец, очень медленно, как бы с трудом вспоминая.— Я долго падал, и он падал вместе со мной. Его огонь охватил меня. Я горел. Затем мы врезались в глубокую воду, и всё померкло. Было холодно, как в волне смерти, и сердце моё почти замёрзло.

— Не называй его имени! — сказал Гэндальф, и на мгновение показалось, что облачко боли прошло по его лицу. Он сидел молча и выглядел древним, как смерть.— Я долго падал,— произнёс он наконец, очень медленно, как бы с трудом вспоминая.— Я долго падал, и он падал вместе со мной. Его огонь охватил меня. Я горел. Затем мы врезались в глубокую воду, и всё померкло. Было холодно, как в волне смерти, и сердце моё почти замёрзло.