Властелин колец: Братва и кольцо

Смотрите страницу Властелин Колец Гоблин.

Как и прежде, первым вскочил Леголас, если он вообще когда-либо по-настоящему спал.

— Проснитесь! Проснитесь! — воскликнул он.— Заря уже алеет. Странные вещи ожидают нас у края леса. К добру или к худу, не знаю, но нас ждут. Проснитесь!

  • Остальные вскочили и почти сразу же двинулись в путь. Холмы медленно приближались. Они добрались до них за час до полудня: зелёные склоны, сливающиеся в хребет, вытянутый на север.
  • У его подножия земля была сухой и трава короткой, но между ним и рекой, петляющей в блёклых зарослях тростника и камыша, раскинулась очень широкая, не менее десяти миль в поперечнике, низменность.
  • Точно к западу от самого южного склона виднелся громадный круг, внутри которого дёрн был сбит и вытоптан многочисленными тяжёлыми ногами. За ним снова начинался след, оставленный орками. Он сворачивал к северу, вдоль сухого подножья холмов. Арагорн задержался и тщательно изучил следы.

— Они отдыхали здесь какое-то время,— сказал он.— Но даже отходящие следы уже старые. Боюсь, что сердце не обмануло тебя, Леголас: думаю, что прошло три раза по двенадцать часов с тех пор, как орки стояли, где стоим сейчас мы. Если они сохранили свою скорость, то должны были вчера на закате достичь границ Фангорна.

— Я ничего не могу различить ни на севере, ни на западе, кроме травы, теряющейся в тумане,— буркнул Гимли.— Мы сможем увидеть этот лес, если поднимемся на холмы?

— Он довольно далеко отсюда,— ответил Арагорн.— Если я правильно помню, холмы тянутся лиг на восемь или больше к северу, а затем до истоков Энтрицы к северо-западу простирается широкая равнина, ещё лиг пятнадцать, быть может.

— Так идём! — сказал Гимли.— Мои ноги смогут нести меня ещё мили и мили. Хотелось бы только, чтобы не было так тяжело на сердце.

Солнце садилось, когда они наконец приблизились к концу линии холмов. Они шли без остановки уже много часов, и теперь двигались медленно, а плечи Гимли окончательно поникли. 

Властелин колец: Братва и кольцо.