Хоббит фильм

Материал на странице Хоббит нежданное путешествие.

Он обнял хоббитов, а затем по обычаю своего народа наклонился, положил им руки на плечи и поцеловал в лоб.

— Идите с добрым напутствием всех добрых людей! — сказал он.

Они поклонились до земли. Фарамир повернулся и, не оглядываясь, направился к двум своим охранникам, которые стояли немного поотдаль. Хоббиты поразились, увидев, насколько быстро двигались теперь эти одетые в зелёное люди, исчезнув почти в мгновение ока. Лес, где стоял Фарамир, казался пустым и унылым, как будто кончился сон.

Фродо вздохнул и повернулся лицом к югу. Словно желая продемонстрировать своё пренебрежение ко всем этим церемониям, Горлум скрёб лапой лесную подстилку у корней дерева. «Опять, что ли, голоден? — подумал Сэм.— Ладно, займёмся снова своим делом!»

— Ушли они наконец? — спросил Горлум.— Мерз-з-ские, злые люди! Шея Смеагорла всё ещё болит, да, болит. Идём!

— Да, идём,— проговорил Фродо.— Но если ты можешь сказать о тех, кто даровал тебе жизнь, только дурное,— храни молчание!

— Славный хозяин! — сказал Горлум.— Смеагорл просто пошутил. Он всегда прощает, да, да, даже небольшую проделку-с-с славного хозяина. О да, славный хозяин, славный Смеагорл!

Фродо и Сэм не ответили. Вскинув на плечи свои мешки и взяв в руки посохи, они пошли по лесам Итилии.

За этот день они дважды останавливались и подкреплялись теми припасами, что им дал Фарамир: сухие фрукты и солёное мясо, которых хватит на много дней, и хлеб в достаточном количестве для того, чтобы его хватило, пока он ещё свежий. Горлум не ел ничего.

Солнце поднялось и проплыло невидимкой над головами, и начало опускаться, и свет между деревьями на западе стал золотым, а они всё шли в прохладной зелёной тени, окружённые безмолвием. Казалось, что все птицы улетели прочь или онемели.

В молчаливый лес пришли ранние сумерки, и прежде, чем наступила ночь, они остановились, усталые, так как отошли от Хеннет Аннуна более чем на семь лиг. Фродо лёг и крепко проспал всю ночь в глубоком слое старой листвы под древним деревом. Сэм рядом с ним спал более беспокойно: он часто просыпался, но нигде не было и следа Горлума, который ускользнул сразу же, как остальные расположились на отдых. Спал ли он в какой-нибудь дыре поблизости или шатался где-то всю ночь, он не сказал, но он вернулся с первым проблеском света и поднял своих спутников.

— Должны встать, да, они должны! — сказал он.— Впереди всё ещё длинный путь, на юг и на восток. Хоббиты должны спешить!

  • Этот день прошёл почти так же, как предыдущий, за исключением того, что безмолвие казалось глубже. Воздух потяжелел, и под деревьями нарастала духота. Было ощущение, что назревает гроза. Горлум часто останавливался, нюхая воздух, и затем начинал бормотать про себя и настаивать, чтобы они шли скорее.
  • К концу третьего этапа дневного перехода, когда день уже клонился к вечеру, лес расступился, деревья стали крупнее и раскидистее. На широких прогалинах стояли тёмные и важные ильмы громадных обхватов, местами среди них встречались седые ясени и исполинские дубы, только-только развёртывавшие свои зеленовато-коричневые почки. Вокруг них лежали ковры зелёной травы, пестреющие цикламенами и анемонами, белыми и голубыми, уже свернувшими свои лепестки для сна, и целые поляны лесных гиацинтов: их гладкие стебли уже пробивались сквозь рыхлую лесную подстилку. Не было видно ни одного живого существа — ни зверя, ни птицы; но на этих открытых пространствах Горлум впал в страх, и они теперь двигались осторожно, перебегая от одной длинной тени к другой.
  • Свет быстро угасал, когда путники достигли края леса. Здесь они сели под старым узловатым дубом, чьи извивающиеся, как змеи, корни тянулись вниз по крутому, крошащемуся склону. Перед ними открывалась глубокая тусклая речная долина. На другой её стороне леса снова густели, синевато-серые в сумеречном свете, и уходили на юг. Справа, далеко на западе, рдели на фоне пылающего в закатных лучах неба горы Гондора. Слева лежала тьма: высокие, неприступные стены Мордора, и из этой тьмы тянулась падающая крутыми уступами продолговатая долина, которая постепенно расширялась к Андуину. По её дну струилась торопливая река — Фродо слышал, как поднимается сквозь тишину её холодный голос,— а рядом с ней по ближней стороне долины вилась бледной лентой дорога, уводившая вниз, в знобкие серые туманы, которых не касался ни один отблеск заката. Фродо показалось, что он различает вдали всплывающие из призрачного моря высокие тусклые вершины и обломанные шпили старых башен, тёмных и заброшенных.

Он повернулся к Горлуму.

— Знаешь ли ты, где мы? — спросил он.

— Да, хозяин. Опасные места. Это дорога из Крепости Луны, хозяин, вниз к разрушенному городу на берегах Реки. Разрушенный город, да, очень мерзкое место, полное врагов. Мы не должны были слушаться совета людей. Хоббитам пришлось сделать большой крюк. Должны теперь идти на восток, туда, вверх.— Он махнул своей исхудалой рукой по направлению к темнеющим в сумерках горам.— И мы не можем воспользоваться этой дорогой. О, нет! Жестокий народ ходит этим путём, спускается из Крепости, да.

Хоббит фильм.